Наверх
Международные программы Евросоюза в сферах высшего образования и науки в условиях пандемии
Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН

Международные программы Евросоюза в сферах высшего образования и науки в условиях пандемии

DOI: 10.20542/afij-2021-4-47-57
УДК: 378(4)
© Харитонова Е.М., 2021
Статья поступила в редакцию 29.06.2021.
Статья принята редакцией 12.07.2021.
ХАРИТОНОВА Елена Марковна, кандидат политических наук, старший научный сотрудник сектора международных организаций и глобального политического регулирования отдела международно-политических проблем,
Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, РФ, 117997 Москва, Профсоюзная, 23 (ekharit@imemo.ru), ORCID: 0000-0001-5948-1492. 
В статье рассматривается влияние пандемии COVID-19 на международные программы Европейского союза в области науки и высшего образования. Меры правительств, направленные на борьбу с инфекцией, существенно ограничили международную мобильность студентов, преподавателей и ученых и негативно сказались на программах сотрудничества. Автор анализирует действия европейских структур, ответственных за администрирование программ в указанных сферах, и рассматривает меры, принятые в ответ на вызовы, возникшие в связи с пандемией. Несмотря на некоторую непоследовательность ответных мер и объективные трудности, опыт ЕС по преодолению негативных последствий пандемии в сферах высшего образования и науки оценивается в статье в целом позитивно.

Ключевые слова

Пандемия COVID-19 охватила мир в 2020 г. и затронула практически все сферы жизни общества. На протяжении многих месяцев этого и следующего 2021 г. действовали введенные правительствами разных стран ограничительные меры, направленные на снижение темпов роста заболеваемости и защиту систем здравоохранения от критической перегрузки. Были закрыты школы и университеты; работники всех отраслей, за исключением жизненно необходимых, переводились на дистанционный формат; прекращалось свободное передвижение между государствами. Страны Европейского союза (ЕС) существенно пострадали от пандемии, и национальные правительства принимали в связи с этим меры разной степени жесткости.

В числе “жертв” ограничительных мер оказались программы интернационализации высшего образования и науки. В условиях запрета на передвижение между странами, закрытия кампусов университетов и научных лабораторий, участникам международных программ приходилось переходить на дистанционные формы взаимодействия. Многие столкнулись с бытовыми и административными проблемами, такими как невозможность продлить разрешение на пребывание, вернуться домой после окончания срока программы, оформить необходимые документы и т.п. Одновременно с этим ряд направлений международного научного сотрудничества получили дополнительное внимание и финансирование – в том числе, в медицине, фармакологии, эпидемиологии и других областях, от которых зависит успешность противодействия COVID-19.

В статье анализируется влияние пандемии на международные программы ЕС в сфере высшего образования и науки, а также меры, принятые в ответ на неблагоприятные тенденции. Первая стадия кризиса, вызванного COVID-19, породила мрачные прогнозы относительно будущего Евросоюза и европейской интеграции. Однако в противовес паническим настроениям СМИ, эксперты обращали внимание на масштабность мер по противодействию кризису и смягчению его последствий со стороны ЕС. Среди таких ответных мер – пересмотр приоритетов и меры поддержки участников международных научных и образовательных программ. В статье рассматриваются новые тенденции в данных сферах, вызванные текущим кризисом. Анализ негативных последствий кризиса и ответных мер ЕС в указанных сферах позволяет более детально рассмотреть различные аспекты, связанные с противодействием пандемии. Учитывая массовость и масштаб подобных программ, а также их важную роль для европейской интеграции, такой опыт дает возможность сделать выводы о долгосрочных стратегических приоритетах и дальнейшей траектории развития в исследуемых областях.

Программы в области и науки высшего образования занимают важное место в политике Европейского союза. Каждая из стран – членов ЕС самостоятельно регулирует данные сферы, и национальные образовательные системы существенно различаются. С конца 1990-х годов внимание к высшему образованию и науке на наднациональном уровне заметно усиливается, и эти сферы оказываются в центре новых масштабных инициатив. На протяжении последних двух десятилетий в рамках Болонского процесса, Европейского пространства высшего образования и Европейского научного пространства ведется работа по сближению и гармонизации национальных систем. Образование (в первую очередь, высшее и профессиональное) и наука признаются ключевыми направлениями с точки зрения конкурентоспособности Евросоюза в мире, продвижения и распространения общих ценностей и дальнейшей экономической, социальной и культурной интеграции. Многочисленные конвенции, декларации, рекомендации и программы ЕС постулируют значимость образования и науки: амбициозная Лиссабонская стратегия 2000 г. и дальнейшие стратегические документы опирались на образование, науку и инновации как основу “экономики знаний”; стратегия 2010 г. “Европа-2020” предусматривала “умный рост”, базирующийся на знаниях и инновациях (см. подробнее 1).

Исследователи обращают внимание на роль новых инициатив в сферах высшего образования и науки (в первую очередь, Болонского процесса), с точки зрения европейской социальной и культурной интеграции, создания общеевропейской идентичности и “конструирования Европы”, повышения привлекательности и модернизации ЕС, расширения влияния объединения в мире 2 3 4 5 6, отмечая, что Болонский процесс – это больше, чем сумма отдельных составляющих его программ, проектов и инициатив 7.

Академическая мобильность и интернационализация высшего образования – это одновременно и объективная часть современной реальности, и одна из стратегических целей ЕС. Летом 2009 г. Совет Евросоюза принял “Стратегию сотрудничества стран Европейского союза в области образования и профессиональной подготовки до 2020 г.”, в которой отмечено, что для европейских студентов обучение за рубежом в течение определенного периода времени должно стать скорее правилом, чем исключением.

Финансирование крупных программ ЕС в области науки и образования до пандемии постоянно увеличивалось: к примеру, бюджет четырехлетней шестой рамочной программы ЕС по развитию научных исследований и технологий на 2002–2006 гг. составлял 16.3 млрд евро, финансирование продолжившей ее шестилетней седьмой рамочной программы (2007–2013) – 50.5 млрд, а бюджет пришедшей ей на смену крупнейшей рамочной программы по исследованиям и инновациям “Горизонт-2020” (Horizon 2020) на 2014–2020 гг. – около 80 млрд.

Аналогично с каждым годом расширяла охват и увеличивала объем финансирования ведущая свою историю с 1987 г. программа “Эразмус”, ориентированная на повышение студенческой мобильности и сотрудничество между университетами: общий бюджет зонтичной инициативы “Сократ”, включавшей на тот момент и “Эразмус”, в 2000–2006 гг. составлял 1.85 млрд евро, финансирование продолжившей ее деятельности под названием “Образование на протяжении жизни” (2007–2013) – 7 млрд, а бюджет программы “Эразмус+” в 2014–2020 гг. – 14.7 млрд.

Помимо этих двух крупнейших программ, отдельное внимание традиционно уделялось научному сотрудничеству и обучению специалистов в конкретных областях. В частности, в дополнение к “Горизонту-2020” реализуется программа по научным исследованиям и обучению Европейского сообщества по атомной энергии, европейская программа мониторинга земли “Коперник” и некоторые другие. Стоит отметить, что такие программы рассчитаны и на сотрудничество с третьими странами, то есть направлены не только на усиление образовательной и научной сфер и повышение степени социальной, культурной и экономической интеграции внутри объединения, но и на увеличение “мягкой силы” Евросоюза, через взаимодействие с учащимися и профессурой со всего мира.

2020-й был завершающим годом программного цикла названных выше двух крупнейших программ: “Горизонт-2020” и “Эразмус+”. Существенным вопросом, стоявшим на повестке дня, было будущее участие Великобритании в научном и образовательном пространстве Европейского союза: после выхода страны из состава ЕC 31 января 2020 г. начался переходный период, и до конца года стороны должны были согласовать все детали дальнейшего взаимодействия. Однако мало кто предполагал, что в 2020 г. на первый план выйдет проблема гораздо больших масштабов, затрагивающая не только все аспекты реализации проектов сотрудничества в данных областях, но и ключевые принципы функционирования ЕС, в первую очередь, свободу передвижения людей: пандемия коронавирусной инфекции.

Меры, принятые правительствами стран ЕС в ответ на COVID-19, отличались по срокам и степени жесткости, однако в целом свободное передвижение между странами, обучение в очной форме, работа административных служб и кампусов университетов, деятельность научных лабораторий и др. были на какое-то время существенно ограничены или полностью прекращены. Первая волна пандемии пришлась на весну 2020 г. Рассмотрим непосредственное влияние ограничительных мер и вызовов, связанных с пандемией, на международные программы в области высшего образования и науки в этот период, а также дальнейшее развитие событий.

 

ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

По данным Европейской университетской ассоциации, подавляющее большинство европейских университетов закрыли свои кампусы в марте 2020 г., 95% сообщили о полном переходе на дистанционное образование, и 4% - о переводе на дистанционное обучение некоторых факультетов 8.

Согласно опубликованному в апреле 2020 г. исследованию студенческой организации Erasmus Students Network, в рамках которого было опрошено около 20 тыс. участников обменных программ Европейского союза, уже в марте этого же года 37.5% респондентов столкнулись как минимум с одной серьезной проблемой, касающейся учебы 9.

По мере развития ситуации в разных странах ЕС те или иные трудности становились более или менее значимыми. В исследовании Исполнительного агентства по образованию, культуре и аудиовизуальным средствам (EACEA) Европейской комиссии 10 перечисляется множество различных типов трудностей для участников обменных программ, в том числе следующие.

1) Проблемы, связанные с визами и передвижением. Сроки рассмотрения заявлений на визы увеличились из-за закрытия консульских служб посольств. Были случаи отказов в визе из-за небезопасной с точки зрения эпидемиологии страны происхождения. Закрытие границ препятствовало поездкам за визой в соседние страны; участники программ не могли достичь страны обучения или вернуться домой после обучения из-за приостановки авиасообщения и др. Это влекло за собой опоздания студентов к началу программ или необходимость остаться в стране пребывания после завершения обучения, а следовательно, и новые проблемы: от превышения срока действия визы до сложностей с бронированием и оплатой размещения.

2) Административные проблемы и нарушение работы всех служб. В связи с переводом большинства административных структур и учреждений сферы услуг на дистанционный режим были затруднены такие действия, как продление разрешения на пребывание в стране; открытие банковского счета; получение официальных справок и бумаг, необходимых для зачисления на программы; поиск и бронирование размещения; оформление медицинских страховок и т.п.

3) Вопросы охраны здоровья участников и персонала программ. Сюда относится целый спектр проблем, связанных с получением медицинской помощи,  необходимостью соблюдать карантин в случае заражения COVID-19 или по приезде; проблемы с покрытием медицинской страховкой в случае, если участник посещает занятия онлайн, находясь в другой стране; вопросы, связанные с психическим здоровьем в связи с высоким уровнем тревожности, стрессами, последствиями заболевания коронавирусной инфекцией, переработками и возросшей нагрузкой на административный персонал и преподавательский состав и др.

4) Снижение привлекательности программ и отступления от первоначальной концепции. Возможности проживания в другой стране и отличающейся культурной среде, общения со студентами и преподавателями из разных концов мира, расширения кругозора и получения нового культурного, образовательного и социального опыта – важнейшая составляющая обменных программ. Перевод образования на дистанционные форматы лишает студентов и преподавателей этого опыта, а значит, подрывает основы существования таких программ. Кроме того, высокий уровень неопределенности заставляет потенциальных участников отказываться от подачи заявлений или снимать заявки. Невозможность получения доступа к учебным лабораториям, необходимость защиты квалификационных работ в дистанционном формате и другие трудности также снижают привлекательность обменных программ и влияют на их репутацию.

5) Необходимость “на ходу” перестраивать содержание курсов и методику преподавания, а также преодолевать технические ограничения в связи с переходом на дистанционные формы обучения. Если до пандемии лишь небольшая часть курсов была адаптирована для онлайн-обучения, в новых условиях практически всем преподавателям пришлось пересматривать методику, содержание курсов и организацию обучения. Определенные формы деятельности стали крайне затруднены или невозможны, в первую очередь, пострадали практические занятия и работа в лабораториях. Возникли ограничения, связанные с техническими возможностями и IT-инфраструктурой университетов, потребности в дополнительном обучении преподавателей работе в незнакомых им приложениях, проблемы, связанные с необходимостью одновременно обучать студентов и в аудитории (если они остались в кампусе), и дистанционно. Студенты из третьих стран, вынужденные перейти на дистанционное обучение, также столкнулись со сложностями из-за разницы часовых поясов.

Среди других проблем упоминаются: затруднения и зачастую отмены визитов преподавателей по программам академической мобильности; различающиеся сроки отмены ограничительных мер и возобновления работы учебных заведений в странах объединения и др.

Реагируя на перечисленные вызовы, европейские структуры предприняли ряд мер и опубликовали информацию для участников международных образовательных программ.

Европейская комиссия предоставила национальным агентствам, ответственным за реализацию программы “Эразмус+”, максимальную свободу, разрешив применять пункты соглашений, относящиеся к обстоятельствам непреодолимой силы; переносить сроки реализации запланированных обменных программ; предлагать студентам различные варианты обучения в стране пребывания или в стране происхождения с использованием технологий дистанционного обучения. Сроки подачи заявок на участие в программе были продлены, на сайте Еврокомиссии были опубликованы ответы на частые вопросы для всех вовлеченных в реализацию программы.

На встречах европейских министров образования в апреле и мае 2020 г. обсуждалось влияние коронавируса на образовательные системы, проблемы перехода на дистанционное образование, и вопросы возобновления учебной деятельности, в том числе, для участников обменных программ.

Комитет по культуре и образованию Европейского парламента в апреле 2014 г. выпустил пресс-релиз, в котором призывал Еврокомиссию поддержать студентов – участников “Эразмус+”, возместить дополнительные расходы и не допустить потери учебного года.

В августе 2020 г. после пересмотра годового плана работы, были запущены две новые программы с бюджетом 100 млн евро каждая: одна из них была направлена на поддержку и развитие дистанционных форм обучения; другая под названием “партнерства для творчества” – на финансирование работы с молодежью, школьного образования и обучения взрослых.

Оценки принимаемых мер со стороны профессиональных и студенческих сообществ различались. Так, Европейский союз студентов опубликовал документ, достаточно критически оценивающий усилия национальных правительств и Европейской комиссии и призывающий оказать студентам большую поддержку, а президент Европейской ассоциации международного образования С. Пендл, напротив, в своем открытом письме от имени организации крайне положительно отозвалась о работе Еврокомиссии в ситуации кризиса. Тем не менее сложно рассматривать такие оценки в качестве беспристрастных и объективных, и выводы о реальной эффективности принятых мер можно будет сделать только через некоторое время.  

 

НАУКА

Что касается международного научного сотрудничества, здесь влияние пандемии оказалось двойственным. С одной стороны, сложности и препятствия, с которыми столкнулись участники исследовательских программ, были во многом схожи с проблемами студентов и преподавателей. Это и закрытие передвижения между государствами, и необходимость перехода на дистанционную работу, и невозможность пользоваться лабораториями, и сложности с закупками требуемого оборудования и материалов, и др. С другой стороны, исследования в целом ряде областей – медицине, фармакологии, организации здравоохранения и других связанных сферах получили дополнительное внимание и финансирование, а значит – импульс для развития.

Участникам международных исследовательских программ пришлось преодолевать разного рода ограничения и перестраивать работу. Некоторые получатели финансирования в рамках “Горизонт-2020” и ее подпрограмм (в частности, “Программы имени Марии Склодовской-Кюри”) вынуждены были запрашивать продление сроков отчетности, переносить даты начала проектов, пересматривать финансирование заложенных в бюджет проекта статей, в особенности расходов на проезд в ситуации ограничения передвижения. В свою очередь, Европейская комиссия и исполнительные агентства ЕС, ответственные за администрацию программы, рассматривали подобные обращения, продлевали сроки подачи заявок для текущих конкурсов и публиковали информацию для участников программ, одновременно перестраивая собственную работу и переводя ее на дистанционный формат.

При этом можно было наблюдать различия между реакцией на кризис в рамках сложной структуры программы “Горизонт-2020” среди ее субъектов. В администрировании данной программы принимают участие как сама Европейская комиссия, так и ее исполнительные агентства, которые распределяют около 75% бюджета. Это, в первую очередь, Европейский исследовательский совет (European Research Council, ERC), Исполнительное агентство по инновациям и сетям (Innovation and Networks Executive Agency, INEA), Исполнительное агентство по малому и среднему бизнесу (Executive Agency for Small and Medium-sized Enterprises, EASME) и Исполнительное агентство по исследованиям (Research Executive Agency, REA).

В первые месяцы ограничений указанные агентства опубликовали информацию для участников программ с перечнем принятых в связи с пандемией мер. Они заключались в продлении сроков текущих конкурсов, переводе экспертов, занимающихся оценкой проектов, на удаленную работу, возможности увеличить время реализации профинансированных проектов и др.

Наиболее острые дискуссии развернулись вокруг пересмотра приоритетов программы и переориентации части средств “Горизонт-2020” на борьбу с пандемией в крупнейшей из перечисленных структур – Европейском исследовательском совете. В апреле 2020 г. авторитетный американо-итальянский ученый, президент агентства Мауро Феррари, вступивший в должность всего за несколько месяцев до этого, объявил о своей отставке с данного поста. В своем заявлении газете Financial Times Феррари сообщил, что его идеалистические ожидания и мотивация были раздавлены реальностью всего за три месяца работы, и что он крайне разочарован европейским ответом на пандемию. Одной из его претензий к ЕС стал отказ создавать в рамках ERC отдельную программу для борьбы с COVID-19. В свою очередь ERC выпустило заявление об отставке президента в непривычно жестком для европейской организации тоне. Фактически экс-президента обвинили в непонимании основных принципов работы организации, несоответствии занимаемой должности и в том, что другие коммерческие и академические интересы г-на Феррари препятствовали его эффективной работе в качестве президента ERC. Некоторые наблюдатели полагают, что частично острая реакция ученого могла быть обусловлена его итальянским происхождением: именно Италии пришлось особенно трудно в первые месяцы пандемии в Европе.

Тем не менее противоречия, которые привели к столь громкой отставке, лежали несколько глубже. Речь шла о самой идеологии финансирования научных исследований со стороны ЕС. В то время как многие другие грантовые программы и научные проекты бизнеса ориентированы на определенную тематику исследований, поддержка ЕС базируется на подходе “снизу вверх” - то есть на финансирование тех направлений, в которых заинтересованы сами ученые. Таким образом, финансируются перспективные исследования без ограничения тематики и без разделения на “прикладные” либо “фундаментальные”, что обеспечивает достаточно высокую степень гибкости научных программ. Согласно оценкам экспертов, более двух третей проектов, подержанных Европейским исследовательским советом в 2019 г., относятся к категории “прорыв в науке” или “крупное научное достижение” 11. В распоряжении агентства около 17% бюджета ЕС на научные исследования, и с момента создания в 2007 г. оно поддержало семь нобелевских лауреатов и четверых медалистов Филдсовской премии по математике.

Таким образом, сам принцип работы Европейского исследовательского совета предполагает финансирование различных проектов, без определения их тематики “сверху”. Однако в условиях пандемии внутри организации развернулась полемика: новый председатель Совета настаивал на необходимости пересмотреть приоритеты и направить финансирование на исследования для противодействия COVID-19. Осенью 2020 г. в публичный доступ была выложена часть внутренней переписки Европейского исследовательского совета, из которой следует, что все члены научного совета организации единогласно выступили против инициативы председателя М. Ферарри. Согласно их общему мнению, в долгосрочной перспективе именно нецелевые исследования (blue-skies research) способны подготовить общество к новым, еще неизвестным угрозам и вызовам. Что же касается краткосрочных приоритетов, выбор тематики исследований остается за научным сообществом. Несколько крупных научных организаций, в том числе, Федерация европейских биохимических обществ, Европейская организация по молекулярной биологии и Science Europe выразили поддержку позиции ERC после привлекшей внимание СМИ отставки президента.

В апреле 2020 г. организация опубликовала информацию о своей вовлеченности в исследования по противодействию пандемии: в то время, как выбор тематики по-прежнему оставался за исследователями, в заявлении подчеркивается, что часть подержанных проектов уже направлены именно на решение этой задачи. Кроме того, исследователи могли в рамках уже поддержанных проектов переориентировать свою работу на вопросы, связанные с COVID-19 12.

По словам экспертов, в целом поддержка международных научных исследований для противодействия пандемии оказалась крайне сложной задачей для ЕС. По сравнению с национальными проектами, международные программы с участием институтов и ученых из разных стран требуют большего времени для организации и согласования. Тем не менее, несмотря на критику в адрес объединения, поддержка научного сотрудничества для борьбы с новой инфекцией оказалась достаточно оперативной и существенной. Уже в январе 2020 г. было объявлено о дополнительном финансировании исследований, направленных на разработку вакцин, систем тестирования, диагностику и лечение COVID-19 в размере 10 млн евро, а в марте того же года бюджет на эти цели был увеличен до 47 млн евро 13. В мае было объявлено о выделении 1 млрд евро из бюджета программы “Горизонт-2020” в рамках инициативы Coronavirus Global Response, из которых к январю 2021 г. было уже распределено более 600 млн евро. На эти средства было поддержано более 100 проектов с участием образовательных учреждений, исследовательских организаций, бизнеса и общественных структур 14. Помимо этого, была создана платформа для сбора и обмена данными COVID-19 Data Portal, цель которой – ускорить научные исследования для противодействия пандемии.

 

ДАЛЬНЕЙШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Вызовы, с которыми пришлось столкнуться в завершающий год программного цикла крупнейших рамочных программ ЕС в исследуемых областях, привели к пересмотру приоритетов и структуры программ на следующий период. Кроме того, были внесены изменения в конфигурацию исполнительных агентств ЕС, ответственных за научное и образовательное сотрудничество.

В сентябре 2020 г. были представлены две инициативы, непосредственно связанные с пакетами программ, направленных на восстановление после пандемии. Первая из них, “Достижение европейского образовательного пространства к 2025 г.”, призвана консолидировать усилия для развития по шести основным направлениям: качество образования, инклюзия и гендерное равенство, переходы к “зеленым” и цифровым технологиям, преподаватели и инструкторы, высшее образование и, наконец, геополитическое измерение 15. Вторая, “План действий по цифровому образованию” на 2021–2027 гг., во многом опирается на выводы, сделанные в связи с поспешным переходом на цифровое обучение в связи с пандемией. Среди ключевых моментов в областях высшего образования и науки стоит отметить планы консультаций относительно разработки “Европейского диплома”, а также законодательной базы для деятельности объединений университетов. Предполагается дальнейшее развитие европейской электронной “карты студента” и мобильных приложений, облегчающих доступ к информации, снимающих административные барьеры и обеспечивающих мобильность студентов. Кроме того, речь идет об автоматическом взаимном признании образования между странами – участницами объединения до 2025 г.

В декабре 2020 г. Европарламент утвердил бюджет ЕС на 2021–2027 гг. с дополнительным финансированием для восстановления после пандемии – пакетом “Следующее поколение ЕС” (Next Generation EU). Следует отметить заметное увеличение финансирования образовательного и научного сотрудничества: бюджет программы “Горизонт” на новый период вырос примерно на 30% (до 95.5 млрд евро), а финансирование программы “Эразмус” – на 80%, до 26.2 млрд евро. Идея Европейского научного пространства также была обновлена и пересмотрена: в новых документах по этому вопросу, выпущенных осенью 2020 г. говорится о стремлении к “единому рынку для науки, инноваций и технологий без границ”, повышении мобильности исследователей, усилении координации в научной сфере, расширении возможностей для обмена данными и других приоритетах.

В начале 2021 г. было объявлено о существенном пересмотре структуры исполнительных агентств 16. Наиболее заметное изменение – перераспределение финансирования и персонала из Директората по исследованиям Еврокомиссии в пользу исполнительных агентств. Предполагается, что директорат в большей степени сосредоточится на разработке политики в сфере своей ответственности и будет более тесно взаимодействовать с национальными правительствами для реформирования национальных систем и развития Европейского научного пространства. Исполнительные агентства же будут отвечать за непосредственную реализацию программ сотрудничества.

За последние годы ЕС сталкивался с кризисами и сложностями различной природы: экономическими, иммиграционными, проблемой Брекзита, ростом популизма. Кризис, вызванный пандемией, стал одним из наиболее серьезных, и ответные меры Евросоюза подвергались серьезной критике со стороны евроскептиков. Однако в сферах высшего образования и науки, несмотря на объективные сложности, с которыми столкнулись как администраторы, так и участники международных программ, наиболее мрачные прогнозы пока не оправдались. Скорее можно предположить, что кризис стал поводом для дополнительного внимания к таким программам и повлиял на решения, призванные усилить деятельность, направленную на дальнейшую интеграцию науки и высшего образования в странах – членах ЕС. Об этом свидетельствуют и заметный рост финансирования подобных программ, и курс на снижение административных и организационных барьеров для их участников, и дальнейшее развитие возможностей получения образования и обмена научными данными онлайн.

Идеи Европейского образовательного и Европейского научного пространств, которые были достаточно слабо оформлены до этого, получили в 2020 г. новый импульс для развития и более четко сформулированные цели, а также были увязаны с пакетом восстановления после кризиса. Роль международных программ в сферах высшего образования и науки и важность этих сфер для повышения конкурентоспособности объединения, взаимодействия с партнерами, развития общеевропейской идентичности и усиления культурной, социальной и экономической интеграции, скорее, возросла под влиянием кризиса. Тем не менее, несмотря на увеличение финансирования и принятие дополнительных мер, в целом влияние пандемии и ответных мер на образование и положение студентов и преподавателей, а также на научное сотрудничество остается негативным. Пандемия продолжает оказывать большое влияние во всех перечисленных выше аспектах, от психологического состояния участников программ до проблем с долгосрочным планированием и множеством непредсказуемых факторов. Хотя курс на усиление международных исследовательских программ сохраняется и даже получил дополнительный импульс в связи с кризисом, пандемия все же существенно ограничила академическую и научную мобильность, а ее последствия будут негативно сказываться на участниках международных программ в дальнейшем.

Список литературы   /   References

  1. Pépin, L. Education in the Lisbon Strategy: Assessment and Prospects. European Journal of Education, 2011, vol. 46, no. 1, pp. 25-35.
  2. Sin C., Veiga A., Amaral A. European Policy Implementation and Higher Education Analysing the Bologna Process. London, Palgrave Macmillan, 2016. 236 p.
  3. Amaral A., Neave G., Musselin C. (eds.) European Integration and the Governance of Higher Education and Research. Series: Higher Education Dynamics 26, Springer Netherlands, 2009. 309 p.
  4. Zgaga P. Higher Education and Citizenship: “the Full Range of Purposes.” European Educational Research Journal, 2009, vol. 8, no. 2, pp. 175–188. DOI: 10.2304/eerj.2009.8.2.175.
  5. Fejes A. European Citizens under Construction: The Bologna Process Analysed from a Governmentality Perspective. Educational Philosophy and Theory, 2008, vol. 40, no. 4, pp. 515–530. DOI: 10.1111/j.1469-5812.2007.00362.x
  6. Kushnir I. The Role of the Bologna Process in Defining Europe. European Educational Research Journal, 2016, vol. 15, no. 6, pp. 664-675. DOI: 10.1177/1474904116657549
  7. Dale R. Working Papers on University Reform 22: European Coordination and Globalisation. Aarhus: Department of Education, Aarhus University, 2014. 55 p.
  8. European Higher Education in the Covid-19 Crisis. Briefing. European University Association. 2020. Available at: https://eua.eu/downloads/publications/briefing_european%20higher%20education%20in%20the%20covid-19%20crisis.pdf (accessed 16.05.2021).
  9. ESN Releases the Biggest Research Report on the Impact of COVID-19 on Student Exchanges in Europe. European Students Network, 09.04.2020. Available at: https://esn.org/covidimpact-report (accessed 16.05.2021).
  10. Survey Report. Erasmus Mundus Programme Implementation in the Context of COVID-19. Education, Audiovision and Culture Executive Agency, 2020. Available at: https://erasmusplus.eupa.org.mt/wp-content/uploads/sites/13/2020/07/brochure_surveyreporterasmusmundusprogrammecovid19_03.pdf (accessed 16.05.2021).
  11. Qualitative Evaluation of Completed Projects Funded by the European Research Council 2019. European Commission. 2020. Available at: https://erc.europa.eu/sites/default/files/document/file/2020-qualitative-evaluation-projects.pdf (accessed 16.05.2021).
  12. ERC Actions on Covid-19. European Research Council. 09.04.2020. Available at: https://erc.europa.eu/sites/default/files/magitems/ERC_actions_on_Covid-19.pdf (accessed 16.05.2021).
  13. COVID-19: Commission Steps up Research Funding and Selects 17 Projects in Vaccine Development, Treatment and Diagnostics. European Commission. 06.03.2020. Available at: https://ec.europa.eu/commission/presscorner/detail/en/IP_20_386 (accessed 16.05.2021).
  14. EU Research and Innovation in Action Against the Coronavirus: Funding, Results and Impact. European Commission. January 2021. Available at: https://ec.europa.eu/info/sites/default/files/research_and_innovation/research_by_area/documents/ec_rtd_eu-research-innovation-against-covid.pdf (accessed 16.05.2021).
  15. Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions on Achieving the European Education Area by 2025. European Commission. Brussels, 30.09.2020 Available at: https://ec.europa.eu/education/sites/default/files/document-library-docs/communication-european-education-area.pdf (accessed 16.05.2021).
  16. Delegation of EU Programmes to Executive Agencies for 2021-2027. European Commission. 01.02.2021. Available at: https://www.europarl.europa.eu/meetdocs/2014_2019/plmrep/COMMITTEES/BUDG/DV/2021/02-01/Point10-Presentation-DelegationPackage_EN.pdf (accessed 16.05.2021).

Правильная ссылка на статью:

Харитонова Е. М. Международные программы Евросоюза в сферах высшего образования и науки в условиях пандемии. Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН, 2021, № 4, сс. 47-57. https://doi.org/10.20542/afij-2021-4-47-57

© ИМЭМО РАН 2022