Наверх
Пределы экономических взаимосвязей Вишеградской группы
Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН

Пределы экономических взаимосвязей Вишеградской группы

DOI: 10.20542/afij-2020-2-87-97
УДК: 339.942(43)
© Четверикова А.С., 2020 
Статья поступила в редакцию 27.05.2020
ЧЕТВЕРИКОВА Анна Сергеевна, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра европейских исследований.
Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН, РФ 117997, Москва, ул. Профсоюзная, 23 (chetverikova@imemo.ru), ORCID: 0000-0003-4793-4145
 
Статья подготовлена за счет гранта Российского фонда фундаментальных исследований (проект №19-010-00107 “Пределы самостоятельности Вишеградской группы в ЕС: выбор национальных стратегий, реакция на общеевропейские вызовы, развитие связей с РФ”) в ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН.

Статья посвящена анализу экономического развития государств Вишеградской группы (Венгрии, Польши, Словакии и Чехии) после вступления в Европейский союз (2004 г.). Оно рассмотрено с трех точек зрения, а именно трансформации позиций “четверки” в ЕС, межстранового экономического взаимодействия, официальных отношений внутри группировки. Сделан вывод о некотором прогрессе экономических взаимосвязей в рамках этой региональной субинтеграционной группировки, показаны его объективные пределы.

Ключевые слова

Вишеградская группа (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия) как региональная субинтеграционная группировка существует почти 20 лет, за которые страны-участницы смогли достичь многого в политической, экономической, социальной сферах. Заявляющая об отсутствии цели по созданию альтернативы общеевропейской интеграции или конкуренции с ней 1 группа нацелена как на развитие взаимосвязей внутри себя, так и с другими странами – и членами ЕС, и государствами за его пределами. Неинституализированность “четверки” не помешала ей осуществлять плодотворное сотрудничество во многих сферах – от вопросов безопасности до развития культурных связей. Общеевропейские вызовы, возникавшие за прошедшие годы, продемонстрировали способность Вишеградской группы к отстаиванию общих позиций, хотя страны-участницы не всегда были единодушны по ряду стратегических направлений развития.

ВИШЕГРАДСКАЯ ЭКОНОМИКА В ЕС

Статистика свидетельствует, что за период членства государств “четверки” в Евросоюзе их экономические позиции упрочились. Совокупный ВВП Венгрии, Польши, Словакии и Чехии за последние 16 лет увеличился более чем вдвое, вплотную приблизившись к отметке 1 трлн евро (табл. 1). Хотя в силу экономических последствий распространения коронавирусной инфекции 2020 г., скорее всего, будет характеризоваться рецессией в этой региональной субинтерационной группировке, после 2021 г. ее экономика, вероятно, снова пойдет вверх. Более быстрые темпы прироста ВВП в определенные годы по сравнению с общеевропейскими показателями позволили группе упрочить свои позиции в Евросоюзе, достигнув уровня 6% ВВП ЕС.

Таблица 1. Динамика основных экономических показателей Вишеградской группы, 2004–2019 гг.

* Данные за 2018 г.

Источник: составлено автором по данным 2 3.

Одним из основных драйверов экономики Вишеградской группы остается внешняя торговля. Ее роль неуклонно увеличивалась во всех странах – участницах “четверки”, хотя степень зависимости их экономик от нее неодинакова. Наибольшей долей экспорта товаров и услуг в ВВП отличается Словакия (свыше 90%), далее следуют Венгрия, Чехия и Польша 4. В рамках общей положительной динамики внешнеторгового сектора этих стран наблюдался опережающий рост экспорта: по сравнению с 2004 г. к 2019 г. он увеличился в 3.3 раза, а импорт – в 2.9 раза. В результате Вишеградская группа превратилась из импортера в экспортера и стала важным участником внешней торговли ЕС (более 10% экспорта и 10% импорта).

Существенную роль в трансформации внешней торговли группировки сыграли прямые иностранные инвестиции (ПИИ), которые хлынули в вишеградские страны еще до их вступления в ЕС. Процесс подготовки к вступлению и полноценное участие в Евросоюзе упрочили позиции “четверки” как территории, привлекательной для ПИИ. Хотя в некоторые периоды интерес к субрегиону снижался в силу конъюнктурных политических и социально-экономических факторов, он остается в фокусе приложения иностранного капитала в пределах ЕС. Здесь функционируют предприятия с участием американских, китайских, корейских, российских, японских компаний, но ведущая роль сохраняется за европейским капиталом, в первую очередь немецким и французским. С 2004 г. к настоящему времени объем накопленных ПИИ в субрегионе увеличился в 2.7 раза, по этому показателю его доля внутри Евросоюза превысила 5%.

Сохранению, а в ряде случаев и укреплению экономических позиций Вишеградской группы в ЕС не помешал относительно медленный рост населения. Страны-участницы испытывают проблемы с его старением, “утечкой умов” и эмиграцией в целом. В частности, за последние 16 лет демографическая ситуация в совокупности с миграционными процессами привели к сокращению абсолютной численности населения Венгрии и Польши. В настоящее время на территории Вишеградской группы проживает лишь немногим более чем в год вступления стран в ЕС. Расширение самого Евросоюза привело к сокращению доли “четверки” в его общем населении на 1.4 п.п. Подобная динамика и в целом ситуация с экономически активным населением превращаются в проблему для региона, тогда как наличие дешевой, квалифицированной рабочей силы было одним из важных конкурентных преимуществ государств Вишеградской группы при их присоединении к ЕС.

В целом можно говорить, что роль Вишеградской группы в Евросоюзе возрастает, причем не только в экономическом плане. При этом “четверка” не всегда демонстрирует полное согласие с Брюсселем по некоторым общеевропейским проблемам, например, касающимся миграции и разноскоростного развития. По мнению ряда исследователей, Брюссель стремится “притушить активность группы, чтобы направить ее в нужное русло и лучше контролировать политику” стран-участниц. В частности, это проявляется в сокращении их финансирования из общего бюджета ЕС 5.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВНУТРИ ГРУППЫ

Вишеградская группа в первую очередь является политическим объединением. В сфере экономики приоритет остается за внешними связями, а развитие взаимодействия между странами-участницами находится на втором плане. По некоторым оценкам, хозяйственные отношения в рамках “четверки” слабы, более того, нет признаков их укрепления, так как основное внимание Вишеградская группа уделяет политическому, а не экономическому сотрудничеству 6. Тем не менее оно оказывает определенное влияние на другие сферы взаимного интереса.

Примечательно, что социологические опросы населения стран Вишеградской группы свидетельствуют о том, что для венгров, поляков, словаков и чехов наиболее важны именно торгово-экономические связи, а вопросы обороны и безопасности, представление общих интересов на уровне ЕС, сотрудничество в области транспорта и энергетики находятся на втором плане. При этом, согласно тем же обследованиям, осведомленность граждан о самой “четверке” относительно низка: в 2015 г. в Словакии о ней знали 54% опрошенных, в Чехии – 37%, в Венгрии – 26%, в Польше – лишь 17%. По сравнению с 2001 г. в Словакии и Чехии эти показатели выросли, в Польше и Венгрии упали 7.

Будучи неотъемлемой частью Евросоюза и находясь в определенной зависимости от его крупнейших экономик, Вишеградская группа не представляет собой единого экономического образования. Отнюдь не во всех сферах внутригрупповые связи достаточно сильны и прогрессировали за последние годы. Тем не менее некоторая интенсификация экономических контактов имеет место, в том числе в силу географической близости (фактор соседства) и определенной общности исторического развития 8.

Словакия в силу небольших размеров собственной экономики демонстрирует наибольшую степень вовлеченности в хозяйственное взаимодействие в рамках “четверки” (табл. 2). По некоторым его направлениям продолжают играть центральную роль отношения с Чехией, которая также выделяется повышенными показателями значимости других стран–участниц “четверки” в ее внешнеэкономических связях. Польша в наименьшей мере вовлечена в межстрановые отношения внутри Вишеградской группы, поскольку размер ее экономики позволяет иметь более диверсифицированные связи.

Некоторые опасения, существовавшие в период вступления стран в ЕС в отношении эмиграции из Центральной Европы, не вполне оправдались, если рассматривать ситуацию в Вишеградской группе. Например, за прошедшие годы доля вишеградцев среди иностранцев выросла в Венгрии и Чехии, где велика доля словаков. Явное сокращение и переориентация на рынки других стран наблюдалась только в самой Словакии, хотя даже здесь более 15% иностранцев продолжают оставаться вишеградцами (табл. 2).

Таблица 2. Межстрановое взаимодействие в Вишеградской группе

* Данные за 2018 г.

Источник: составлено автором по 9 10 11 12 13 14 15 16 17.

В целом внешнеторговое взаимодействие в рамках “четверки” с момента вступления Венгрии, Польши, Словакии и Чехии в ЕС имело тенденцию к усилению. Особенно явно это прослеживается во взаимных поставках товаров. Доля экспорта в вишеградские страны в общем показателе с 2004 г. в наибольшей степени возросла в Чехии и Венгрии: более чем на 8 и 6 п.п. соответственно. Польский экспорт также стал более ориентированным на вишеградский рынок. Более всех зависима от соседей Словакия: свыше четверти ее экспортных поставок идет на польский, чешский и венгерский рынки. В целом страны-участницы являются важными партнерами друг для друга в сфере экспортных поставок, хотя в их среде имеются и некоторые спорные вопросы, например, касающиеся торговли сельскохозяйственной продукцией. Именно внешнеторговые связи обеспечивают платформу для общих интересов и действий стран “четверки” в экономической сфере 18.

Динамика импорта не столь однозначна. Структура и размер экономик вишеградских стран, учитывая отсутствие у них определенных видов природных ресурсов, прежде всего энергоносителей, а также усиление роли Китая в их внешнеторговом секторе за последние годы обуславливают неустойчивость и более низкую значимость рынка “четверки” для взаимных импортных поставок стран-участниц.

Традиционно самой зависимой остается словацкая экономика: как и 16 лет назад страна импортирует более 20% товаров с чешского, польского и венгерского рынков. За период членства в ЕС сменился второй участник, в наибольшей степени ориентированный на вишеградский рынок в своем импорте, – им стала Венгрия. Доля стран–соседей по “четверке” в ее импорте практически удвоилась и превысила 15%, причем в последние годы показатели Польши, Чехии и Словакии были примерно равнозначными.

Значимость вишеградского рынка для чешского импорта также возросла, правда, всего на 2 п.п. по сравнению с 2004 г. При этом после вступления Чехии в ЕС проявилась тенденция по переориентации импорта Чехии со Словакии на Польшу, на которую в последние годы приходится около половины всех поставок на чешский рынок из вишеградских стран. Сама же Польша за прошедшие годы несколько сократила свои закупки из государств – участниц “четверки”, ориентируясь на более крупных внешнеторговых партнеров. Сейчас вишеградские страны обеспечивают чуть менее 7% польского импорта, причем на первом месте находится Чехия, что было характерно и в середине 2000-х годов.

Недосформированность крупных национальных компаний-чемпионов, способных к экспансии на зарубежные рынки, их немногочисленность, конкуренция со стороны европейских, американских и азиатских ТНК, а также практика использования офшорных юрисдикций для осуществления ПИИ определяют в целом невысокие показатели вишеградских стран в сфере прямого иностранного инвестирования. Проблема связана также с преобладанием в их экономиках малого и среднего бизнеса, а также особенностями статистического учета. По мнению исследователей, лишь Венгрию возможно отнести к заметным экспортерам капитала 19. Стоит отметить, что участницы “четверки” в различной степени были и остаются ориентированными на вишеградский рынок в рамках ПИИ, что определяется особенностями каждой страны. Однако в целом за прошедшие годы внутривишеградские инвестиционные связи расширились. При этом ситуация в инвестиционной сфере характеризуется достаточной динамичностью в силу малых объемов вложений: несколько крупных сделок могут менять общую картину распределения ПИИ.

Еще одной особенностью инвестиционного взаимодействия в рамках “четверки” является то, что оно мало влияет на взаимную торговлю. Большинство видов деятельности с участием вишеградских вложений обладают низким торговым потенциалом: подразделения компаний из “четверки” в целом менее ориентированы на экспорт, нежели иностранный сектор экономики этих стран 20.

Традиционно наиболее ориентированной на рынок региональной субинтеграционной группировки является Словакия, что особенно ярко проявляется в случае экспорта ПИИ. Больше половины словацких ПИИ до сих пор приходится на вишеградские страны, хотя показатель сократился более чем на 17 п.п. по сравнению с 2004 г. (табл. 2). Как и ранее, основным направлением приложения словацкого капитала остается Чехия, многократно обгоняющая по объемам аккумулированных словацких инвестиций Польшу и Венгрию. Крупнейшая экономика “четверки” – Польша – в последние годы заметно увеличила свою активность на вишеградском рынке, доля которого сейчас превысила 20%. Главным образом польские компании присутствуют в Чехии и Венгрии.

Что касается Чехии, после вступления в ЕС она практически вдвое сократила долю своих ПИИ в “четверку”, диверсифицировав направления приложения своего капитала. Однако до сих пор три другие вишеградские страны аккумулируют более 12% накопленных чешских ПИИ: как и прежде они в основном сосредоточены в Словакии, в меньшей степени в Польше и Венгрии. Венгрия наименее ориентирована на связи внутри группировки, хотя в последние годы несколько увеличила экспорт своего капитала на территорию партнеров, главным образом в Словакию и Польшу.

В последние годы страны “четверки” направляют все больше ПИИ в государства – партнеры по группе (табл. 2). В Словакии на чешский, венгерский и польский капитал сейчас приходится более 18% всех накопленных ПИИ. При этом если в середине 2000-х годов Венгрия и Чехия инвестировали в нее примерно одинаково при явном отставании Польши, то в последние годы лидерство Чехии как основного инвестора в Словакии среди вишеградких стран стало абсолютным.

Сама Чехия также стала более инвестиционно привлекательной для партнеров по “четверке”: их доля в общем объеме полученных ПИИ увеличилась почти в четыре раза по сравнению с 2004 г. Традиционно основным инвестором является Словакия, правда в последние годы увеличивается роль польского капитала, объемы которого стали сопоставимы со словацкими ПИИ.

Доля ПИИ из “четверки” в Польшу возросла почти в три раза, но остается довольно низкой – не более 2%. При этом если ранее в Польшу приходил главным образом венгерский капитал, то в последние годы на ведущую роль стал претендовать чешский. Венгрия в наименьшей степени привлекательна для других вишеградцев с инвестиционной точки зрения: лишь немногим более 1% ее накопленных ПИИ, причем лидирует Польша.

Таблица 3. Крупнейшие вишеградские компании в экономиках стран-партнеров по “четверке”, 2018 г.

Источник: составлено автором по 21.

Относительную ограниченность взаимных инвестиционных связей в рамках Вишеградской группы подтверждают рейтинги компаний. В частности, ежегодные обследования 500 крупнейших компаний Центральной и Восточной Европы свидетельствуют о том, что вишеградских компаний, владеющих значимыми активами в странах-партнерах в рамках “четверки”, насчитываются единицы. По итогам последнего рейтинга их было лишь пять среди 500 представленных в регионе ЦВЕ (табл. 3). Территориальные предпочтения крупнейших компаний Вишеградской группы подкрепляют статистические данные центральных банков этих стран по накопленным ПИИ: основные получатели – это Чехия и Словакия. При этом приобретенные активы относятся к вторичному сектору, основными же странами-инвесторами являются три крупнейшие экономики региональной субинтеграционной группировки.

Таким образом, экономическое взаимодействие в рамках Вишеградской группы продолжало развиваться в период членства участниц в Евросоюзе. По некоторым экономическим направлениям усиливались позиции самой группы в рамках ЕС, что является следствием не только усилий со стороны ее отдельных стран-участниц, общеевропейских процессов и ситуации в крупнейших европейских экономиках, но и политики Вишеградской группы как объединения. В то же время продолжают действовать факторы, ослабляющие вишеградское взаимодействие. Среди них выделяется невхождение Венгрии, Польши и Чехии в зону евро, недостаточная взаимосвязанность инфраструктуры, различная степень открытости экономик и ряд других причин 22.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Вишеградская группа создавалась в 1991 г. как форма политического, экономического и культурного сотрудничества стран, стремившихся стать неотъемлемой частью Европы 23. Экономические аспекты интеграции были весьма важны в период их подготовки к вступлению в ЕС, а после 2004 г. актуальность ряда из них снизилась, хотя продолжает оставаться в повестке дня регионального субинтеграционного объединения.

На официальном уровне после вступления стран в ЕС были четко очерчены сферы взаимодействия в рамках “четверки”, в рамках ЕС, с другими странами-партнерами и международными организациями. К приоритетам развития отношений в рамках Вишеградской группы отнесены культура, образование, наука, трансграничное сотрудничество, инфраструктура, окружающая среда, борьба с терроризмом и нелегальной миграцией и ряд других внеэкономических вопросов.

Оценивая деятельность Вишеградской группы, которая рассматривается как субрегиональная платформа, чьей основной целью является поддержка возможного сближения национальных позиций по вопросам внешней политики, представляющим общий интерес, и отстаивание совместных позиций вовне, исследователи указывают на ее некоторые успехи, включая достижения в экономических вопросах, например, в сфере энергетики. Хотя для “четверки” не характерно единство подходов по всему спектру вопросов внутренней и внешней политики, гибкость и доступность позволяет ей оставаться эффективной платформой для общей координации позиций 24.

Не будучи в полной мере институциализированным объединением, Вишеградская группа развивается на основе постоянных встреч ключевых политических фигур и других государственных лиц, а также экспертов, представителей различных организаций. Центральные вопросы сотрудничества поднимаются в рамках ежегодных встреч премьер-министров четырех стран. В течение года деятельность группы определяется планом, разрабатываемым председательствующей страной-участницей. Основной сферой текущих интересов “четверки” являются развитие взаимодействия в области культуры, окружающей среды, образования и науки, безопасности, инфраструктуры, туризма, энергетики, информационных технологий. При этом тематика и роль экономической проблематики в период членства “четверки” в ЕС не была постоянной.

В целом можно говорить о том, что активность взаимодействия на официальном уровне в рамках “четверки” возрастала в периоды общих мировых или европейских вызовов, будь то финансово-экономический кризис, ситуация на Украине или общеевропейский миграционный кризис. Кроме того, в последние годы Вишеградская группа стала чаще выражать свою особую позицию, выступая с большим числом официальных заявлений и коммюнике по широкому спектру вопросов, включая наиболее острые европейские проблемы (табл. 4). Так, в 2014 г. и 2018 г. таких заявлений было свыше 20. При этом экономические вопросы были тематикой больше половины официальных заявлений лишь в течение шести лет, начиная с 2004 г., в остальных случаях основными обсуждаемыми темами становилось развитие отношений в области безопасности, культуры, экологии и ряда других.

Наиболее активно экономическое взаимодействие обсуждалось в 2015 г., затронув главным образом вопросы энергетики и энергобезопасности. В 2018 г. получили развитие отношения в сфере транспорта, АПК, цифровой экономики, финансового сектора, затрагивались общеэкономические вопросы, политика сплочения и региональное взаимодействие.

В целом, согласно официальным заявлениям и коммюнике, если на начальном этапе членства в ЕС страны – участницы “четверки” обсуждали преимущественно широкий круг общих вопросов, финансы и энергетику, то сейчас внимание сосредоточено на общеевропейской тематике – цифровой экономике, инновациях, инфраструктуре. В годовом разрезе за весь период наиболее часто официальная позиция Вишеградской группы выражалась по общим вопросам, развитию энергетики и транспорта. Проблемы малого и среднего бизнеса, а также туризма были наименее обсуждаемыми.

В течение первых четырех месяцев 2020 г. Вишеградская группа выпустила три официальных заявления, которые не касались напрямую экономической тематики. За пределами экономической сферы с 2004 г. основными обсуждаемыми вопросами были оборона и безопасность, ситуация на Украине, Восточное партнерство, Западные Балканы, взаимодействие в сфере культуры, образования, экологии, развития электронного правительства и ряд других.

Таблица 4. Официальные заявления и коммюнике Вишеградской группы, 2004–2019 гг.

Источник: составлено автором по 25.

Позиции стран Вишеградской группы претерпели существенные изменения с момента их вступления в Евросоюз, что прослеживается и на тех целях, которые ежегодно ставило перед собой председательствующее в “четверке” государство. Расширился круг вопросов, к которым группа проявляет интерес, изменилось само видение своих позиций. Например, в 2004–2005 гг., когда председательствовала Польша, приоритетными было взаимодействие по вопросам будущего финансового периода, Шенгенской зоны, политики соседства, функционирования Вишеградского фонда, взаимодействия в области энергетики, промышленности, инфраструктуры, науки, регионального сотрудничества 26. Польша заявляла о важности дальнейшего развития вишеградского сотрудничества, поскольку расширение ЕС, по ее мнению, усилило роль региональных группировок. В этой связи “четверка” продолжала совершенствовать консультативные механизмы и усиливать лоббистские усилия 27. Вишеградские страны встраивались в новые для себя условия, ища эффективные пути взаимодействия в пределах ЕС.

В 2018–2019 гг. председательствовала Словакия. В своей программе она указывала на то, что Вишеградская группа хочет быть конструктивным игроком в ЕС, при этом имеющим свое видение и решения, а также отмечала, что мнение регионального субинтеграционного объединения принимается во внимание на всех уровнях. Как председателем группы ею были выбраны три основных приоритета: сильная Европа, включающая меры по развитию общеевропейских перспектив без разделительных линий внутри сообщества; безопасная среда, объединяющая вопросы безопасности, отношений со странами-соседями, проблемы миграции и энергетической безопасности; и “умные решения”, включая развитие цифровой среды 28.

На уровне “четверки” прошли обсуждения наиболее актуальные вопросы как для ЕС в целом, так и для самой группировки – от долгосрочного финансового плана и британского Брекзита до взаимодействия в области туризма и образования. Сейчас можно констатировать, что за прошедшее время взаимодействие в Вишеградской группе стало охватывать довольно широкую повестку вопросов как общеевропейского, так и субрегионального уровня, а сами участники группы стали неотъемлемой частью ЕС. Сама же “четверка” постепенно стала “признанной и влиятельной политической силой” в ЕС 29.

При этом стоит отметить, что в группе отсутствует единство позиций: каждое из председательствующих государств предлагает свое видение приоритетных целей “четверки”. Так, Венгрия рассматривает ее как наиболее важный формат регионального взаимодействия, позволяющий развивать отношения и за пределами Центральной Европы. Польша пользуется возможностями Вишеградской группы для решения собственных задач, рассматривая ее наравне с другими форматами регионального сотрудничества. Для Чехии важность “четверки” определяется возможностью поддерживать постоянный диалог со своими стратегическими партнерами в лице Словакии и Польши. Для Словакии Вишеградская группа является особенно важной региональной инициативой, хотя страна и стремится максимально повышать степень своей включенности в общеевропейские процессы 30.

Единственная институализированная структура Вишеградской группы – Вишеградский фонд, созданный в 2000 г. Он выделяет гранты как организациям, так и отдельным гражданам для реализации их проектов, главным образом в сфере культуры, науки, образования, туризма. Масштаб его деятельности постепенно увеличивается: если в 2005 г. правительства стран-участниц выделили в фонд 3 млн евро, то в 2015 г. – 8 млн евро 31. Дополнительное финансирование поступает с 2012 г. от стран-доноров – Германии, Канады, Нидерландов, Республики Корея, США, Швейцарии, Швеции. За весь период своей деятельности фонд в территориальном разрезе предоставляет финансирование примерно в равных долях между странами-участницами (по 20%) и прочими государствами (18%). Основная тематика поддерживаемых проектов касается внеэкономических вопросов, хотя поддержку находит и развитие экономических связей, главным образом за счет финансирования проведения различных конференций, форумов, семинаров, публикаций докладов соответствующей тематики.

***

В силу своей неинституциализированности Вишеградская группа обладает нешироким инструментарием совместной политики. Тем не менее она смогла наработать успешные практики развития взаимоотношений стран-участниц, охватывающие многие социальные, политические, экономические вопросы. Понимая пределы внутригрупповых связей, прежде всего экономических, страны-участницы заинтересованы в сотрудничестве с другими партнерами. Однако это не является препятствием для совместных инициатив.

Интеграция в ЕС не помешала межстрановым экономическим связям в Вишеградской группе. Напротив, по ряду направлений они имели тенденцию к расширению, чему способствовал рост экономик Венгрии, Польши, Словакии и Чехии. Усилились экономические позиции “четверки” и на общеевропейском уровне. Однако поскольку вишеградские государства остаются открытыми и зависимыми от более крупных партнеров по ЕС, существуют определенные пределы углубления экономических отношений в рамках этой региональной субинтеграционной группировки. Правда, вероятно, они пока не достигнуты.

Список литературы   /   References

  1. About the Visegrad Group. Available at: http://www.visegradgroup.eu/about (accessed 13.05.2020).
  2. Eurostat Database. Available at: https://ec.europa.eu/eurostat/data/database (accessed 13.05.2020).
  3. World Investment Report: Annex Tables. United Nations Conference on Trade and Development. Available at: https://unctad.org/en/Pages/DIAE/World%20Investment%20Report/Annex-Tables.aspx (accessed 13.05.2020).
  4. Четверикова А.С. Страны Вишеградской группы в ЕС: экономические результаты. Мировая экономика и международные отношения, 2020, т. 64, № 2, сс. 63-70. [Chetverikova A.S. Strany Vishegradskoi gruppy v ES: ekonomicheskie rezul'taty [The Visegrad Countries in the EU: Economic Results]. Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya, 2020, vol. 64, no. 2, pp. 63-70.] DOI: 10.20542/0131-2227-2020-64-2-63-70
  5. Зверева Т.В. Эволюция субрегиональных объединений внутри ЕС (на примере Вишеградской группы). Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право, 2019, т. 12, № 2, сс. 181-196. [Zvereva T.V. Evolyutsiya subregional'nykh ob’edinenii vnutri ES (na primere Vishegradskoi gruppy) [Evolution of Sub-Regional Associations within the EU (the Visegrad Group)]. Kontury global'nykh transformatsii: politika, ekonomika, parvo, 2019, vol. 12, no. 2, pp. 181-196.] DOI: 10.23932/2542-0240-2019-12-2-181-196
  6. Jasiecki K. Economic Cooperation among the Visegrad Countries. The Visegrad Countries in Crisis. Pakulski J., ed. Warsaw, Collegium Civitas, 2016, pp. 106-121. Available at: https://www.researchgate.net/profile/Zsolt_Gal2/publication/327775482_Slovakia's_Elite_Between_Populism_and_Compliance_with_EU_Elites/links/5ba394fe45851574f7d89505/Slovakias-Elite-Between-Populism-and-Compliance-with-EU-Elites.pdf#page=107 (accessed 13.05.2020).
  7. Gyarfasova O., Meseznikov G. 25 Years of the V4 as Seen by the Public. Bratislava, Institute for Public Affairs, 2016. 32 p.
  8. Шишелина Л.Н., отв. ред. Вишеградская четверка в Европейском союзе: дилеммы конвергенции. Москва, Инстатут Европы РАН, 2017. 138 с. [Shishelina L.N., ed. Vishegradskaya chetverka v Evropeiskom soyuze: dilemmy konvergentsii [The Visegrad Four in the European Union: Dilemmas of Convergence]. Moscow, IE RAN, 2017. 138 p.]
  9. World Integrated Trade Solution Database. Available at: https://wits.worldbank.org/Default.aspx?lang=en (accessed 13.05.2020).
  10. Czech Statistical Office. Available at: https://www.czso.cz/csu/czso/home (accessed 13.05.2020).
  11. Központi statisztikai hivatal. [Hungarian Central Statistical Office (In Hung.)] Available at: https://www.ksh.hu (accessed 13.05.2020).
  12. Štatistický úrad Slovenskej republiky. [Statistical Office of the Slovak Republic (In Slovak.)] Available at: https://slovak.statistics.sk (accessed 13.05.2020).
  13. Statistics Poland. Available at: https://stat.gov.pl/en/ (accessed 13.05.2020).
  14. Czech National Bank. Statistics. Available at: https://www.cnb.cz/en/ (accessed 13.05.2020).
  15. Národná Banka Slovenska. Statistics. [National Bank of Slovakia (In Slovak.)] Available at: https://www.nbs.sk/en/home (accessed 13.05.2020).
  16. Magyar Nemzeti Bank. Statistics. [The Central Bank of Hungary (In Hung.)] Available at: https://www.mnb.hu/en (accessed 13.05.2020).
  17. Narodowy Bank Polski. Statistics. [National Bank of Poland (In Pol.)] Available at: https://www.nbp.pl/homen.aspx?f=/srodeken.htm (accessed 13.05.2020).
  18. Krulis K. V4 and the Internal Market: Benelux of the 21st Century? Prague, Association for International Affairs, 2016. 25 p. Available at: http://www.sfpa.sk/wp-content/uploads/2016/03/AMO_PP_V4-Internal-Market.pdf (accessed 13.05.2020).
  19. Дрыночкин А.В., Сергеев Е.А. Эволюция привлечения прямых иностранных инвестиций в Венгрии. Вестник РГГУ. Серия “Экономика. Управление. Право”, 2019, № 4, сс. 247-261. [Drynochkin A.V., Sergeev E.A. Evolyutsiya privlecheniya pryamykh inostrannykh investitsii v Vengrii [Evolution of Foreign Direct Investments to Hungary]. Vestnik RGGU. Seriya “Ekonomika. Upravlenie. Pravo”, 2019, no. 4, pp. 247-261.] DOI: 10.28995/2073-6304-2019-4-247-261
  20. Hunya G., Richter S. Mutual Trade and Investment of the Visegrad Countries before and after their EU Accession. Eastern journal of the European Studies, 2011, vol. 2, no. 2. рр. 77-91.
  21. Coface CEE Top 500 Ranking. 2019 Edition. Available at: https://www.cofacecentraleurope.com/News-Publications/Publications/Coface-CEE-TOP-500-Companies-2019-Edition (accessed 13.05.2020).
  22. Kiss J. Prospects of the Visegrad Cooperation in Changing Economic, Political and Social Conditions: Identifying Converging and Diverging Factors. Prospects of the Visegrad Cooperation: Identifying Converging and Diverging Factors. Tury G., ed. Budapest, Institute of World Economics, Centre for Economic and Regional Studies, Hungarian Academy of Sciences, 2015, pp. 329-367.
  23. Visegrad Declaration 1991. Declaration on Cooperation between the Czech and Slovak Federal Republic, the Republic of Poland and the Republic of Hungary in Striving for European Integration. Visegrad Group, 15.02.1991. Available at: http://www.visegradgroup.eu/documents/visegrad-declarations/visegrad-declaration-110412-2 (accessed 13.05.2020).
  24. Toro Cs., Butler E., Gruber K. Visegrad: the Evolving Pattern of Coordination and Partnership after EU Enlargement. Euro-Asia Studies, 2013, vol. 66, no. 3, рр. 364-393. DOI: 10.1080/09668136.2013.855392
  25. Official Statements and Communiques. Visegrad Group. Available at: http://www.visegradgroup.eu/documents/official-statements (accessed 13.05.2020).
  26. Program for the Polish Presidency of the Visegrad Group 2004/2005. Available at: http://www.visegradgroup.eu/documents/presidency-programs/2004-2005-polish-110412 (accessed 13.05.2020).
  27. Activity of the Polish Presidency of the Visergad Group in 2004/2005. Available at: http://www.visegradgroup.eu/documents/annual-reports/2004-2005-polish-110412 (accessed 13.05.2020).
  28. Dynamic Visegrad for Europe. Slovak Presidency 2018/2019 of the Visegrad Group. Available at: http://www.visegradgroup.eu/documents/presidency-programs/slovak-v4-presidency-en (accessed 13.05.2020).
  29. Ведерников М. Итоги деятельности Вишеградской группы в 2019 году. Научно-аналитический вестник ИЕ РАН, 2020, № 1, сс. 57-63. [Vedernikov M. Itogi deyatel'nosti Vishegradskoi gruppy v 2019 godu [About the Results of V4 Activity in 2019]. Nauchno-analiticheskii vestnik Instituta Evropy RAN, 2020, no. 1, pp. 57-63.] DOI: http://dx.doi.org/10.15211/vestnikieran120205763
  30. Strazay T. When Pragmatism Wins: Slovakia in the Visegrad Group. Yearbook of Slovakia’s Foreign Policy 2018. Brezani P., ed. Bratislava, Research Center of the Slovak Foreign Policy Association, 2019, pp. 67-74.
  31. Aims and Structure. Visegrad Group. Available at: http://www.visegradgroup.eu/about/aims-and-structure (accessed 13.05.2020).

Правильная ссылка на статью:

Четверикова А. С. Пределы экономических взаимосвязей Вишеградской группы. Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН, 2020, № 2, сс. 87-97. https://doi.org/10.20542/afij-2020-2-87-97

© ИМЭМО РАН 2020